1801c935     

Громова Ариадна - Мы Одной Крови - Ты И Я



Ариадна Громова
МЫ ОДНОЙ КРОВИ - ТЫ И Я!
Разве я не чувствую в своей душе, что составляю часть этого огромного гармонического целого? Разве я не чувствую, что в этом огромном, бесчисленном количестве существ... составляют одно звено, одну ступень от низших существ к высшим?
Лев Толстой
Настанет время, когда потомки наши будут удивляться, что мы не знали таких очевидных вещей.
Сенека
Глава первая
Быль расскажу, но она такова, что покажется сказкой.
Овидий
Мне думается, что каждый, кому довелось быть свидетелем событий необычайных и малопонятных, должен оставлять их описание, сделанное искренне и беспристрастно.
Валерий Брюсов. "Огненный ангел"
Историю эту можно было бы начать так: "11 июня сего года И.Н. Павловский, придя в Зоопарк, направился к клетке черной пантеры..." - ну и дальше рассказать то, что изложено в газетной заметке под названием "Коварство и любовь" (тоже мне остряки!), только, разумеется, точнее, подробнее и без этого дурацкого хихиканья на каждой фразе.
Но этому моему визиту в Зоопарк предшествовало много событий, без которых будет непонятно, что же все-таки произошло со мной. И начать поэтому лучше будет начать с самого начала... Да вот только где оно это самое начало?

И где начало того конца, которым оканчивается начало, как спрашивал еще Козьма Прутков?
Нет, начало-то, конечно, есть, хоть оно и выглядит не так эффектно, как сцена в Зоопарке. Правда, это лишь видимое начало, но все же... Попробую рассказать все по порядку. Тем более, что времени у меня хватает: в больнице я пролежу еще недели две-три да плюс дома на бюллетене.

Целый том написать можно. И нужно! Об этом говорит не только Валерий Брюсов, высказывание которого я поставил эпиграфом, но и Володя Лесков; а уж Володя зря говорить не будет.

Да, впрочем, я и сам понимаю.
Так вот - все началось с того, что я решил дрессировать своего кота. В основном от нечего делать. Было воскресенье, с утра лил дождь.

Кончался май, но холод был собачий, тучи обложили все небо, и конца краю этой истории не виделось. Так что я сразу после завтрака набрал кипу книг и залег на тахту.
А Барс, ясное дело, немедленно пристроился у меня под боком. Он ужасно любит, когда я дома, а тем более - когда валяюсь на тахте.
Барс - это большущий кот с роскошным белым брюхом и пестрой леопардовой попоной. Он не пушистый, хотя его мама Дашка (отец неизвестен) и единоутробный брат Пушок были пушистыми. Но шерсть у него очень густая и чуть длиннее, чем у обычных кошек.

Он очень добродушный и ласковый и, как все коты, ценит внимание и ласку Я никогда не считал Барса особенно умным. Нет, я знал котов куда умнее его, даже прямо гениальных. Вот, например, Мишка.

Или - Мурчик... Впрочем, не буду отвлекаться. Но у Барса, как и у его брата, были некоторые интересные свойства - можно сказать, врожденные.

Например, эти котята с детства благодарили за еду. Меня об этом предупредила хозяйка кошки Дашки: что они не начнут есть, пока им не протянешь руку и они не потрутся об нее мордочкой. Вряд ли этому их обучила хозяйка.

Скорее уж сама кошка Дашка, которая слыла невероятно умной Барс и Пушок жили у меня вместе, всегда благодарили за еду охотно служили, вдвоем прыгали через подставленные им руки ("Прямо цирк!" - говорила моя мама). Ласкались к человеку оба они тоже как-то особенно: изо всей силы обхватывали лапами шею, крепко прижимались щекой к щеке и прямо-таки стонали при этом от нежности.

А иногда целовали в щеку или в ухо. А когда Пушок пропал...
Ну, вот видите, не так-то легко найти нач



Назад